IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> здесь много букв
Ростислав Амелин
сообщение Апр 15 2013, 11:57
Сообщение #1


Member
**

Группа: Студийцы
Сообщений: 11
Регистрация: 6 Апр 13
Пользователь №: 111



ТАБАКЕРКА

из 22 деталей
и вступления
завершенная
но
не доведенная
до ума



добрый вечер
добрый
посмею заметить, что
этот вечер так похож
на завтрак
не на обед и ужин
но что-то предшествующее априори
то есть здравствуйте
вопрос времени решается
как гласит одна маленькая пословица
отношением всевозможных причин к следствию
иными словами
часовые механизмы бывают разные, но все они
будь то солнце или любые другие дискообразные лики
показывают одно и то же
разницу между будущим и грядущим
чем-то они похожи на данную табакерку
отдельно взятую из
контекста эпохи
а чем-то возможно нет
но хватит с нас реверансов поклонов и разнообразных па
не то заводящая мощь иссякнет
не завершив ни круга ни полу- ни четверти
оного


сегодня
в квартире двенадцать
подъезда три дома семь по улице Коротковского
сотворяется вакханалия
невыразимое чтиво пиитического характера
но ладно бы это
так нет же
вглядитесь только
на валике много оглушительных зубцов
и, Боже правый, он
поворачивается


пока табакерка набирает парящие звуковороты
гости вповалку спешат в прихожую
где лампочки ильича и зерцала гуляют вместе
гости спешат потому
что подъезд номер три дома семь
представьте себе, до того провонял кошатиной
словно бы ею самой были набиты полы
так же стены и потолки дома семь
замечу кстати
иногда ею самой
кошатиной набито все до такого
что колоски-волоски и уши торчат изо всех щелей
иного подъезда, дома и города
что символизирует


в прочем, если подумать, то табакерка
как говорят у нас на Руси
невозможна красивою внешне
если в ней беспардонно отсутствует
красота внутренняя
некая жизнетворящая песня
я посоветую довериться вкусу мастера
чье творение проще подвергнуть каторге
нежели чем одарить воздухом поцелуев
хотя бы за то, что сие
покрыто плотным слоем некоей небылицы
иными словами
воспринимайте все метафорически


вместе с гостями я вошел в последнюю крупную комнату
и увидел других
они не стояли, они не сидели
они лежали
поскольку вудоволь напоились горючих слез
а располагаться за столом было бы неприлично
по отношению к собственным глупостям
хотя эдакий тонкий нюанс нас глубоко не касался
нас
новоприбывших и
новорожденных


мы сели за стол точно по контуру
говоря по-старинке, упасть
яблоку было негде
ну и, конечно же, при гостях
стояло по гостинцу
и по гостинице
не подумайте
никакой игры слов тут нет (нигде)
авангарда
и прочих советских витушек
все просто
гостиница это гостинец
для девочки
тем более что табакерке для непрерывности
требуется постоянный, повторяю, постоянный завод


вошел хозяин и выспренним взором очей
посмотрел на нас, новоприбывших
– здравствуйте
я принес вам немножко горючих слез
и сковороды со снедью
хозяина постоянно как-нибудь отвлекало
то паркет скрипел, то кастрюли падали
в общем нервишки
он поставил на стол горючие слезы и сковородку
которую гости нежно прозвали сковородушкой
потом отошел разобраться с кастрюлями
но улыбки были всеместно длинными и широкими
а потому мне осталось их созерцать


но вскоре хозяин вернулся
и вернулся настолько
что гости мигом слизали с пальцев оставшийся шоколад
хозяйские руки
крошечными пассажами разливали горючие слезы по рюмкам
что-то кумекало в нем, витийствуя, а в окне
можно было узреть закутки облаков и деревьев
готовых уснуть до весеннего первоцвета


не забывайте, что
механизм табакерки сложный
поскольку хозяин вроде бы сел
а вроде бы приподнес к носику рюмку горючих слез
словно впервые призрев человеческое начало
все были устремлены взорами на него
он сделал один глоток
которым обычно прощаются
и пальчики теребившие рюмки
стали настойчивее держать
строй и ритм
все последовали примеру хозяина
хотя было в их жестах что-то монетное
необъяснимо-медное
но об этом потом, а сейчас
пластинка с романсиадой подошла к полукраю
и звук был точь-в-точно у масла на старенькой сковороде
и чего-то еще
несомненно на той же сковороде
непременно в масле


а позвольте-ка узнать
почему до сих пор и речи не заходило
об интерьере квартиры двенадцать дома семь по улице Коротковского
подобный момент не может
да вовсе не имеет права
не внести некий вклад в понимание самого сюжета
тем более что всяческая
даже минутно отброшенная деталь табакерки
повторяется вновь и сызнова, в тех же балетках и пачке
под те же улыбки и шутливые
прибаутки


впрочем, пока все гости вливали в себя напиток
присыпая вечерний эфир остротами
можно было заметить что
собачка
прежде тусившая под столом в ногах у гостей
все же устала от музыки теложестов
и вознамеренно выбежала предаваться
полезной в наш век
сомнамбуле
ноги гостей, увлеченных горючим настоем
продолжили нежно касаться
но не собачки, а соседних ног
и ножек
а порядком и кое-чего другого
хотя конечно же данный нюанс
для всех оставался в таинстве
как если бы важными были лишь сами прикосновения
но
не стоит уделять много времени
деталям безусловно неудобным в обществе женщин
высокого, дамского уровня


гостям квартиры двенадцать
по первым моментам казывалось
будто бы все на своих местах останется и впредь
в том же порядке составе слов и моментов, но
как понимаете сами
в эту московскую ночь напрашивалось иное
хозяин подняшися
перевернул пластинку
хотя нету и тени сомнения, что все это понарошку


каждому порой следует вспоминать
насколько замысловат механизм табакерки
любая деталь случайностью не является
но повторяется вновь и сызнова
иначе бы музыкой искушенный слух остался бы не обласканным
а горючие слезы не возымели бы действия
и сюжета
в прочем, при первых аккордах Монте-Верди
гости своими ногами бессовестно слезли со стульев


хозяин
прочмокавши языком все предыдущие откровенности
ангельски созерцал гостей на паркете
хотя не стоит забывать и о тех, кто остался на своих
на троих
за столешными табуретами
к примеру, одна сударыня
в античной форме просившая всех гостей об аккурате движений
обратилась ко мне
– скажите милый господин
а больно ли умирать, если ваши надежды
испытываются огнем
и сталью?

– не
лучше спросите на сколько миропорядок пропускает нечаянности
в этом случае вы получили бы
более кающийся ответ...
– ну что вы
будь я на вашем месте нечаянным стоило бы назвать лишь то
что случается лишь в одной табакерке

(женские слова словно выкололи во мне
что-то
и я ответил
и сам испугался этого)
– позвольте узнать
а не страшны ли для вас те звуки
что вырвутся из табакерки, будь она вскрыта сейчас
учитывая что валик всегда отсчитывает нужный срок
всему
и ничему больше?

женщина видом своим
была поражена словами
она обернулась в мысли и я не хотел помешать ей
я хотел
покулачиться из гостевой
но вот беда
тонко зазубренная грань той самой мысли
помешала мне встать


в такие моменты ждешь некого
павлина
но в двадцатом-то веке подобного рода чудес можно и не ожидать
только откажешь себе и в монологе
и в танце
лучше всего
следить за претворением эпоса
даже пусть табакерка и не была
заведена до предела
изначально


а что говорить
убиваться
и хлюпать платочками глаз, если гости
натоптавши паркет
дионисийскими диско
хозяйски попадали на диван
нисколько не отшучиваясь и не стесняясь
дамы
и рьяные господа
каких не видел свет и доселе
поочередно возлеживались среди прочих
и не важно где что
голова или руки
все словно бы было едино
а музыка, прерываясь трещинками
грела их пышные платья и заскорузлые фраки
хотя нам всем, определенно, не занимать
в патрицианстве нравов

но конечно же все это пустопрядение
чистой воды
в сравнении с мыслью, застрявшей во мне
и дело даже не в том, что табакерка нуждалась в заводе
видите ли
даже не заведенная, она не теряет своей красоты и значения
только вот самоцветы
неосторожно откалываются от бронзового окоема
и в том-то ее мимолетность
и срок

нужно было что-то сейчас решать
ведь память не велика
унести может лишь то, что принесла с собой
я посидел
порешал
и, наконец, решился
– милостивый хозяин
позвольте узнатькак вы заводите табакерку?
– пожалуй зрячие звуки
вышли из ваших слов
я завожу ее
когда валик
умирает в последних изгибах
видите ли
во всей нашей жизни есть некий непреодолимый размах
который не возвратить никакими силами
после логического окончания пути духовного
но разумеется
не было бы ничего возможного впредь
невозможного
если бы вот не ключик
позвольте его показать


хозяин достал шкатулочку и открыл
а может и не открывал ничего
в прочем на шелковой ткани лежал стальной ключик
изящный своими изгибами граней и лучезарностью отражений
хозяин продолжил
– скажу вам
что для спасительного завода не требуется ничего больше
хотя в степенях сравнений я не силен
не говоря уж о пламенном речетворчестве


на последних его словах прочие гости рухнули
и жар исходил вовне
но
как можно было и ожидать
снова встревожилась военная романсиада
а другие
доселе лежавшие на полураскладе дивана
воспряли новым рождением
все вновь наливалось телами


я встал и вышел
точнее выбежал
хотя неиспущенный жар преследовал меня из стороны в сторону
но это меня более не касалось
и первыми ползунками тумана ночь покидала меня
я знал
стоило попрощаться в ответ
но медлил
и ночь истекала в сумерки
а в этой квартире двенадцать
в этом подъезде три
меня боле ничто
не держало


спускаясь, я думал о табакерке
которая столь отчетливо мне осознавалась в тот миг:
события
формы
их вес и размеры
значат ничто
в сравнении с жизнетворящей песней
что рождается лишь однажды
и питается силой художественного изыскания
песня
которой обязано нынешнее и возможное впредь
не имеет положенного окончания
и потому
в постоянстве своем
вторится
и умножается на себя
теряя в конечном всякое осмысление


получив ежедневный завод, табакерка
звучит
безответными лютнями
закрывая же крышечку, мы прерываем
жизнетворящую песню лишь для себя
в то время как музыка продолжает
звучать непрекаянно и бессловесно
я закрываю табакерку, за тем
чтобы вновь превкусить свою музыку
но, в любом случае, всё
забываясь
возвратимо
в раскатистом колесе
а теперь прощайте
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



RSS Текстовая версия Сейчас: 20 Октябрь 2017 - 11:54