Хачкар

Весна, я слышу шаракан степенный твой
в шагах, мерной поступи захватчика снежной Айи,
снег уходит в горы, медленно шествует –
так покоренный народ оставляет свои села,
отправляется в ссылку в края, откуда нет возврата,
разве только – через плоды.

Закончился пятнадцатый год, как год триста первый
закончился. Турецкая весна остановилась у снежной Софии,
опустилась на неспетые ступени обратного эха
названия:
Арарат, Ереван. Пристанище стало именем,
вместилище – местом сбора быстрых негоциантов.

Все Ветхое и Новое – тебе, смелый человек,
но не увидеть тебе снежной Айя-Софии.
Тебе, мой человек, прозвище презрительное – «крест».
«Камень, - окликнет ворона, - Камень».
Весна, я слышу, как ты роняешь пение:
цветок синеет, пыль с него сдуваешь.